Андрей Тарковский
Краткая история великого режиссера
Родился в 1932 году в селе Завражье Юрьевецкого района Ивановской Промышленной области (ныне — село Завражье Кадыйского района Костромской области), на Волге, где жили родственники матери.
Мне с удивительным постоянством снится один и тот же сон. <...> Мне является дом моего деда, в котором я родился сорок с лишним лет тому назад, прямо на обеденном столе, покрытом белой накрахмаленной скатертью
В сентябре 1932 года мать с маленьким Андреем вернулась в Москву. С 1934 года Тарковские жили в квартире № 2 в двухэтажном доме (каменный низ, деревянный верх) в 1-м Щипковском переулке в Замоскворечье.
Что значит для меня память, связанная с детскими чувствами? Что значит она для меня? Почему она лучший друг и советчик, когда дело касается творчества? Потому ли, что напряжение связи с ней возбуждает твою волю, жажду творчества? Обязательства перед памятью? Не забыть, запомнить навсегда, закрепить, рассказать о своем детстве? О себе, когда мы были бессмертными и счастливыми? Когда все еще было впереди, все возможно...

...Рассказ какой-то про одно и то же,
На свет звезды, на беглый блеск слюды,
На предсказание беды похожий.
И что-то было в нем от детских лет,
От непривычки мерить жизнь годами
И от того, чему названья нет,
Что по ночам приходит перед снами,
От грозного, как ранние года,
Растительного самоощущенья...
В 1934 году у Андрея родилась сестра Марина. В 1935 году Арсений Тарковский оставил семью, а в 1941 году ушёл добровольцем на фронт, где после ранения потерял ногу. Мария Ивановна устроилась корректором в Первую образцовую типографию в Москве и проработала там до пенсии.
В 1939 году Андрей поступил в московскую школу № 554 (ныне — школа № 627). В начале войны мать увезла его с сестрой к родственникам в Юрьевец. И хотя свою жизнь Тарковский прожил в основном в Москве, образом отчего дома остался для него дом его детства в Юрьевце.
Это было тяжёлое время. Мне всегда не хватало отца. Когда отец ушёл из нашей семьи, мне было три года. Жизнь была необычно трудной во всех смыслах. И всё-таки я много получил в жизни. Всем лучшим, что я имею в жизни, тем, что я стал режиссёром, — всем этим я обязан матери.
В 1943 году Тарковские вернулись в Москву. Андрей продолжил учёбу в своей старой школе, где он учился в одном классе с Андреем Вознесенским.
В 1951—1952 годах Тарковский учился на арабском отделении Московского института востоковедения, однако оставил учёбу. В мае 1953 года Тарковский устроился коллектором в научно-исследовательскую экспедицию института Нигризолото в далёкий Туруханский район Красноярского края.
В своё время я пережил очень трудный момент. В общем, я попал в дурную компанию, будучи молодым. Мать меня спасла очень странным образом — она устроила меня в геологическую партию. Я работал там коллектором, почти рабочим, в тайге, в Сибири. И это осталось самым лучшим воспоминанием в моей жизни. Мне было тогда 20 лет… Всё это укрепило меня в решении стать кинорежиссёром
Андрей Тарковский и Андрей Кончаловский за работой
По возвращении из экспедиции в 1954 году Тарковский подал документы во ВГИК и был принят на режиссёрское отделение в мастерскую Михаила Ромма. «Выбор этот был скорее случайным, чем осознанным», — признался он позднее.
Первой курсовой работой Тарковского стал короткометражный фильм «Убийцы», поставленный осенью 1956 года совместно с Александром Гордоном и Марикой Бейку по рассказу Хемингуэя. Эта работа получила высокую оценку Ромма. За ней последовал короткометражный фильм «Сегодня увольнения не будет…» (1957). На третьем курсе Тарковский познакомился с Андроном Кончаловским, в то время первокурсником режиссёрского отделения. С этого момента началась их творческая дружба.
В соавторстве друзья написали сценарий «Антарктида, далёкая страна» (1959), отрывки из которого были опубликованы в газете «Московский комсомолец». Тарковский предложил сценарий киностудии «Ленфильм», но получил отказ. Свой следующий совместный сценарий «Каток и скрипка» (1960) они успешно продали только что созданному на «Мосфильме» объединению «Юность». Это был сентиментальный сюжет о короткой дружбе мальчика-скрипача и водителя катка.
Получив разрешение поставить «Каток и скрипку» в качестве дипломной работы, Тарковский привлёк к съёмкам молодого оператора Вадима Юсова. Эта первая совместная работа Тарковского и Юсова, отмеченная раскрепощённостью камеры и цветовой выразительностью, получила первый приз на фестивале студенческих фильмов в Нью-Йорке в 1961 году.
А дальше будут 5 полнометражных фильмов на Родине за 20 лет, каждый из которых пробивался с большим трудом, травля, эмиграция и еще 2 фильма, сын и 4 года жизни за границей.
Фильм, если это не документ, — сон, греза. Поэтому Тарковский — самый великий из всех. Для него сновидения самоочевидны, он ничего не объясняет, да и что, кстати сказать, ему объяснять? Он — ясновидец, сумевший воплотить свои видения в наибо­лее трудоемком и в то же время наиболее подат­ливом жанре искусства. Всю свою жизнь я сту­чался в дверь, ведущую в то прос­тран­ство, где он движется с такой само­очевид­ной естествен­ностью. Лишь раз или два мне удалось туда просколь­знуть.

Акира Куросава
Мы предлагаем посмотреть один из фильмов Андрея Арсеньевича, который передает ощущения великого режиссера от детства